Проект фонда «Фонд Поддержки Шахматного Творчества»

Шахматные задачи

Двухходовая шахматная задача № 1

Двухходовая шахматная задача № 1
Мат в 2 хода. 5 + 10 = 15

Решение

Александра Костенюк: Я очень эмоциональный человек
Несмотря на то что двенадцатая чемпионка мира по шахматам Александра Костенюк любит обдумывать каждый ход и действовать по правилам, она признает, что жизнь гораздо более многолика, нежели шахматная доска. У последней, как любит говорить Александра, лишь два фланга, в жизни же, по словам шахматной королевы, намного больше цветов, вариантов и ответов.

«Предпочитаю игру по правилам…»

— Александра,  разрешите поздравить вас с окончанием  суперфинала чемпионата России по шахматам.  Вы решили отметить результат в караоке. Любите петь?

— Очень люблю, но не умею, к сожалению. Несмотря на это, если есть возможность пойти с друзьями или с семьей в караоке, то я пою долго. Иногда до закрытия.

— Какой-то определенный репертуар?

— Нет, он очень разнообразный. От поп-музыки до достаточно тяжелого рока. По-разному. Под настроение.

— Что еще, кроме пения помогает вам восстановиться после трудных партий или турниров?

— Спорт. Очень люблю бегать, плавать. И походы в SPA-салон: массаж, если есть возможность его сделать, или что-то другое, восстанавливающее тело и душу.

— Вы — пример той женщины, у которой одновременно есть, как сейчас многим кажется, две несовместимые друг с другом вещи: блестящая карьера и счастливая семья. Как вам это удается?

— С помощью моих близких и родных, с помощью моего мужа, который понимает, поддерживает, остается один на длительное время. Без родных и близких, без их поддержки не было бы ничего этого.

— Вы не раз заявляли, что гроссмейстером вас сделал отец. Всем известно о его необычной педагогической, шахматной системе. Вряд ли кто-то поспорит, что он — превосходный тренер. А какой он отец?

— Я считаю себя счастливым человеком, потому что я очень люблю свою семью. У меня есть чувство благодарности к моим близким, любимым, родным, друзьям. Я всегда благодарна жизни за тех людей, которые меня окружают, встречаются на пути, помогают расти и идти дальше. Я очень люблю своих родителей, и у меня даже не возникает мысль оценивать их. Есть вещи, которые не передаются словами и не поддаются оценке. Я благодарна маме и папе за все то, что они вложили в нас с сестрой, за то, какими людьми мы с ней стали.

— Вашей младшей сестре, не удалось добраться до ваших вершин в шахматном мире. Как считаете в чем причина?

— У нее не было шахматной карьеры, как таковой. Папа прекратил с ней заниматься, когда Оксане было лет 12. Постепенно она отошла от шахмат и пошла по другому пути. Окончила факультет журналистики МГУ, сейчас снимает фильмы и прочее видео. У нее абсолютно другая судьба, не шахматная, тем не менее, она всегда следит за моими выступлениями, всегда болеет, и когда есть возможность, приезжает на турниры и поддерживает. Для меня очень важно, чтобы кто-то был рядом во время моих выступлений. Как я уже говорила, я — человек эмоциональный, и мне важна поддержка близких людей, потому что, когда рядом родные и любимые у меня не так сильно меняется настроение, результат уже не так влияет на внутреннее состояние. Родные всегда стараются приехать. Мама вот сейчас была на суперфинале, сестра в этом году была на одном из этапов Гран-при. Летом обычно я езжу с мужем и дочкой.

— Ваша сестра фильмы снимает, вы же однажды сыграли в кино…

— Было необычно, очень радостно и волнительно, потому что это совершенно другой мир, и меня вдруг пригласили туда. Из мира спорта в мир искусства. Все было не так, как я себе представляла, но результат порадовал. Это был необычный опыт. Я очень рада, что мне представилась возможность сняться в фильме Станислава Говорухина. Он большой любитель шахмат, мы, можно сказать, на этой почве познакомились, и Станислав Сергеевич пригласил меня в одну из своих кинокартин. «Благословите женщину» — фильм исторический, про жизнь жены офицера. Я играю дочь лучшей подруги главной героини. Кино о довольно непростой жизни, о женщине, которая посвящает себя судьбе своего мужа.

— Вы замужем за швейцарцем с колумбийскими корнями. Никогда не пугало то, чего так боятся многие девушки: разница менталитетов!

— Я не мыслю такими категориями. Когда я соглашалась выходить замуж, даже не задумывалась о чем-то еще, кроме, как о своих чувствах к человеку. Несмотря на разницу в возрасте, несмотря на разницу менталитетов, мы уже долгое время вместе. Кроме того, я считаю, что каждый конкретный случай встречи двух человек и их жизни — индивидуален. Люди разные, живут все по-разному, поэтому вешать какие-то штампы, ярлыки, обобщать — неправильно.

— В других вопросах тоже руководствуетесь чувствами, а не разумом?

— Я очень эмоциональный человек. Это мне и мешает, и помогает.  Если говорить о шахматах, то взяла от них любовь действовать по правилам. Я люблю то, что игра всегда идет строго и определенно. В шахматах нельзя ничего нарушить, в отличие от жизни. Она построена по-другому, и в жизни есть очень много вещей, которые играются совершенно не по правилам, или по правилам, писаным не для всех. Это меня несколько пугает.

— Кстати, о правилах. В 2011 Европейский шахматный союз ввел для спортсменов дресс-код, принципами которого стали не только чистота и опрятность, но и скромность. Какую одежду вы предпочитаете в обычной жизни?

— Этот дресс-код я рассматриваю, как пиар-ход. Да, его ввели, но он, естественно, не соблюдается. Были и статьи, и передачи о том, сколько пуговиц женщине можно расстегнуть на блузке во время партии, какой должна быть длина юбки и еще что-то такое, несколько странное.  А в обычной жизни я придаю достаточно большое значение одежде. Люблю выглядеть красиво. Я не буду надевать что-то очень кричащее, для меня главным показателем при выборе вещи является удобство. Я должна чувствовать себя комфортно, одежда не должна затруднять движения. Что касается стиля, то ближе к классике, но я люблю иногда находить что-то яркое и интересное, то есть не совсем строгое.

— Как говорится, ищете изюминку…

— Да, я пытаюсь подчеркнуть свою индивидуальность, потому что все мы, как я уже говорила, разные, и самое страшное, что есть в современной культуре — это сети магазинов одного бренда по всему миру. Это кошмарный сон лично для меня — оказаться в одинаковом  наряде с другой шахматисткой на турнире. Поэтому я стараюсь, чтобы таких моментов не возникло.

— Подобное с вами когда-нибудь случалось?

— Ни со мной, ни в шахматном мире не случалось, во всяком случае, я об этом не знаю, но в истории такие случаи известны. Мне было бы очень неприятно в такой ситуации.

«Я — максималист по своей натуре…»


Вы — автор нескольких книг. Планируете порадовать поклонников своего писательского таланта новинками?

— Конечно, очень много всего планируется. Вот-вот выйдет то, о чем я так долго мечтала — детская интерактивная шахматная программа, где я и еще один герой будем обучать ребят шахматам. Буквально на днях состоится премьера на шахматном интернет-телеканале. Кроме того, я планирую выпускать очень много обучающей, развивающей литературы для детей, которые занимаются шахматами, возможно, и какие-то другие книги. Я очень люблю писать, делиться тем, что я знаю, своими чувствами, переживаниями, эмоциями. Возможно, что-то издам и помимо чисто шахматной литературы. Поживем — увидим!

— Вы пробовали себя и в кино, и в литературе, не говоря уже о проектах, непосредственно связанных с вашей профессией, как, например, шахматная школа для детей. В какой еще области мечтаете попробовать свои силы?

— Шахматная школа работает уже седьмой год. Она для деток от 3 до 7 лет.  Как раз недавно забрала свой диплом, этим летом защитила магистерскую диссертацию этим летом на тему: «Педагогические технологии в дошкольных шахматах», рассказала о существующих технологиях, которые мы используем в работе нашей школы-студии. Это одно из направлений моей деятельности, которое я планирую развивать. У меня много задумок, много идей, надеюсь, что все это реализуется в будущем. И я открыта новым предложениям.  Если представляется возможность попробовать себя в чем-то, обычно я с удовольствием это делаю. Каждую осень смотрю различные телевизионные проекты: «Ледниковый период», «Танцы со звездами». Мечтаю в них поучаствовать. Это и спорт, и красота, и возможность научиться чему-то новому, и открыть себя с другой стороны.

— А если говорить о внешности, здесь тоже любите новизну, свой облик часто меняете?

— Я аккуратно отношусь к экспериментам со свой внешностью, может быть из-за того, что меня все устраивает. У меня возникает желание раз в полгода поменяться, с прической, что-то сделать, но, так как волосы достаточно длинные, то сдерживаю себя. Я люблю эксперименты из категории попробовать что-то новое, но вот в своей внешности боюсь что-то кардинально менять.

— Можно ли назвать вас смелым и решительным человеком?

— Несмотря на то, что в шахматах, каждый ход — выбор; ты сам выбираешь, куда пойти, и делаешь это, исходя из расчета, из интуиции, из твоего настроения на сегодня, в жизни я предпочитаю выбор не делать. Я люблю, когда за меня его делают. Быть может, именно поэтому я люблю, когда рядом находятся решительные и сильные по характеру люди. Обычно я себя окружаю такими людьми, которые могут взять на себя ответственность сделать выбор за меня. Понятно, что самой тоже приходиться выбирать, но тем не менее я предпочитаю быть ведомой в каком-то смысле.

— Кому доверяете принятие важных решений?

— Семье или очень близким друзьям.

— Ваши друзья – в основном шахматисты?

— Да. Но учитывая, что шахматы, как и любой вид спорта – конкурентная деятельность, поэтому друзей не так много. Хотя, в последние годы, это несколько изменилось. Возможно, мы стали старше; у многих шахматисток почти одновременно появились дети, и это нас очень сблизило. Тем не менее, близких друзей, друзей, которым я доверяю, очень мало. В этом мире не так много людей, которым я доверяю на 100%, но, они есть. С ними я советуюсь по поводу принятия каких-то решений.

— А если говорить о шахматном коллективе?

— Несмотря на то, что шахматы — это ярко выраженная индивидуальная игра, я — очень командный игрок. Я люблю играть команде, в сплоченном коллективе, с хорошей атмосферой. Я обожаю выступать за сборную, потому что мне важна поддержка. Когда ты рядом с подругами по команде, ты ощущаешь, как они за тебя болеют, как переживают и, несмотря на то, что я предпочитала долгое время находиться в мужской компании, в последнее время многое изменилось, и сейчас мне очень комфортно с моими подругами по сборной. Конечно, конкуренция присутствует, здоровая конкуренция, но я горжусь теми девочками, с которыми я общаюсь, потому что это очень сильные шахматистки, великие спортсменки. Отрадно, что в чем-то они берут пример с меня, и они это подчеркивают. Возможно, мне повезло, но я не была в таких коллективах, где ты чувствуешь злость, или где нужно быть начеку каждую секунду. Меня, естественно, хотят обыграть за доской, но у нас очень много общих интересов, в турнире мы одно целое.

— В жизни вы такая же, как и за шахматной доской?

— Я не могу сказать, что я очень сильно меняюсь. Есть люди, которые берут злостью, спортивным характером. Спортивный характер и воля к победе, безусловно, у меня есть, но я не злюсь на соперника, а всегда ищу вопросы и потенциал в себе. Пытаюсь расти внутренне. Понятно,  что, когда играю, хочу победить, и в жизни я достаточно азартная, стремлюсь быть лучшей, если какое-то действие заставляет стремиться к этому. Я максималист по своей натуре.

«Мир — это большая сцена, по которой можно двигаться…»


— Вашей дочери уже 6 лет, вы в этом возрасте уже умели играть в шахматы. Как складываются отношения с доской и фигурами у Франчески?

— Она тоже умеет играть. Уже приняла участие примерно в десяти детских турнирах, но дочка учится и очень сильно загружена школьной программой. Когда я приезжаю, чуть-чуть с ней занимаюсь, но понятно, что профессиональной шахматисткой она не будет. Я к этому и не стремлюсь, но считаю, что шахматы очень полезны детям, очень многое развивают в них.

— Почему не хотите, чтобы дочь стала профессиональной шахматисткой?

— Потому это очень непросто. Во-первых, я считаю, что одного профессионального шахматиста в семье достаточно, а, во-вторых, я бы не хотела, чтобы у нее была такая же дилемма, как у меня сейчас — выбор между семьей и профессией. Все-таки профессия шахматистки, как, наверное, и любого, профессионального спортсмена, заключается в частых отъездах, достаточно долгосрочных. И мне очень больно, чем дальше, тем больнее, каждый раз покидать дочь на очень долгие сроки, когда турнир идет за турниром. На этом поприще я прошла все ступени, от самой первой до самой высокой, и знаю этот путь, наверное, как никто другой. А мир и жизнь — они разнообразны, поэтому надо постараться увидеть их с разных сторон. Поэтому, честно говоря, я не сильно настаиваю на занятиях шахматами. Я хочу, чтобы у нее была возможность увидеть что-то еще, пройти по другому пути. Но это будет ее выбор. Если вдруг однажды она скажет: «Мама, я очень хочу заниматься шахматами!», мы с ней сядем, и будем заниматься.

— То есть вы, можно сказать, демократ…

Да, я считаю, что человеку надо давать определенную свободу. Что касается дочери, то я хотела бы, чтобы она была счастлива в жизни, а, чтобы быть счастливой, надо делать то, что ты любишь. Если она сможет найти себя, найти такую нишу в жизни, в которой она будет счастлива, то, как родители, мы ей и сейчас стараемся помогать и всегда поможем. Несмотря, например, на все трудности кочевой жизни гроссмейстера, я очень люблю мир шахмат. Возможно, потому что я в нем росла. Я чувствую себя, как рыба в воде в этом мире, и чувствую себя счастливой, когда мне удается хорошо делать свое дело. Хотела бы, чтобы эти моменты счастья, профессионального счастья, были и у нее.

— Тем не менее вы сказали, что проблема выбора между карьерой и семьей существует. Часто возникает желание остепениться?

— Конечно, часто. Чем дальше, тем чаще. Когда я стала чемпионкой мира, произошла потеря мотивации, был такой момент, когда я практически завершила игру, но тем не менее вернулась, решив, что еще хочу поиграть, что у меня еще есть потенциал, есть силы и желание работать и пытаться что-то показать на шахматной доске. Я вернулась, но этот вопрос возвращается, регулярно себе его задаю, и понимаю, что большая часть моей шахматной карьеры — позади. Я понимаю, что рано или поздно что-то станет последней каплей, и решу, что, да, это был замечательный путь, очень интересный, насыщенный, но пора открывать новую страницу в жизни. Я – такой человек, который старается ухватить любую возможность  попробовать что-то, потому что очень люблю пробовать, узнавать, учиться. Но не исключаю, что такой момент может настать.

— Александра, со стороны кажется, что у вас есть все: счастливый брак, прекрасная дочь, любимое дело, даже корона! Но наверняка есть еще цели, которых вы хотите достичь?

— Если касаться спортивной составляющей, то для меня это не такой уж простой вопрос, потому что за свою карьеру я выиграла почти все, что возможно выиграть, и остаюсь в шахматах потому что чувствую, что могу показывать ту красоту, те эмоции, которые присутствуют в этом виде спорта, делиться этим. У меня есть еще силы и желание попытаться это сделать, хотя это не так просто. Тем не менее пока я играю и уделяю внимание в первую очередь своей профессиональной деятельности, и в ближайший год точно буду продолжать это делать. А потом посмотрим. Я не загадываю, так как жизнь — это не шахматная партия, просчитать все невозможно. Поэтому я — открыта. У меня очень много планов, очень много проектов, над которыми работаю. Они все, так или иначе, пока связаны с шахматами. Сейчас я балансирую между ними и между тем, что иногда бываю мамой, наблюдаю, как растет дочка, и получаю удовольствие от общения с ней. А потом посмотрим. Я — достаточно подвижна, для меня мир — это большая сцена, по которой можно двигаться. Если я сегодня в России — это не значит, что завтра не окажусь где-то еще. В этом плане для меня границ нет.  А мой образ и стиль жизни дают  возможность общаться с умными людьми, с людьми, которые думают, которые пытаются что-то изменить в себе, в своей жизни, и от этого я получаю огромное удовольствие.
назад
Rambler's Top100
   © 2008 - 2016. Все права защищены.
Шахматная гостиная им. В.Я. Дворковича.
Разработка РБК СОФТ